Лесной холм

Юркие ящерицы бегали вверх и вниз по истрескавшемуся корявому стволу старого дерева. Они отлично понимали друг друга, потому что все говорили на одном языке - по-ящеричьи. - Нет, вы послушайте только, как шумит и гудит наш старый лесной холм, - сказала одна из ящериц. - Из-за этой музыки я уже две ночи подряд глаз сомкнуть не могу! Точно у меня зубы болят, - тогда я тоже не сплю. - Там что-то затевается, - сказала другая. - Я сама видела, как холм поднялся на своих четырёх красных столбах, да так и простоял, пока петухи не запели. Верно, его хотят хорошенько проветрить. А дочери лесного царя выучились новым танцам и только и знают, что вертятся при лунном свете. Даю хвост на отсечение, там что-то затевается!.. - Я говорила с одним моим знакомым дождевым червяком, - сказала третья. - Он много ночей и дней рылся в этом хламе и подслушал кое-что. Видеть этот бедняга ничего не видит, зато пролезать всюду ощупью и подслушивать он мастер. Так вот он рассказывает, что в лесном холме ожидают чужеземных гостей. И каких-то очень важных! Кого именно, дождевой червяк сказать не хотел, да, пожалуй, и сам не знал. Известно, что все блуждающие огоньки, светляки и даже гнилушки приглашены участвовать в факельном шествии или как это у них там называется?.. И всё золото и серебро - а этого добра в лесном холме довольно - чистят песком и мелом и выставляют на лунный свет... - Да кого же они ждут? - спрашивали друг у друга ящерицы. - Что там такое затевается? Слышите, слышите, как шумят в лесном холме? В эту самую минуту холм приподнялся, раскрылся, и оттуда, семеня ножками, выбежала старая лесная дева. У неё совсем не было спины, но одета она была очень прилично. На голове - чепчик из паутины, а на шее - шарф из болотного тумана. Это была ключница и дальняя родственница самого лесного царя, потому она и носила на лбу янтарное сердечко. Ножки её так и мелькали - топ-топ, - и она живо очутилась на болоте, в гостях у ночного ворона. - Лесной царь приглашает вас сегодня к себе в холм на ночной праздник, - сказала она. - Приходите, пожалуйста, то есть прилетайте. Но сначала я попросила бы вас оказать нам большую услугу: потратить часок-другой и передать приглашения остальным гостям. Надо же приносить хоть какую-нибудь пользу, тем более что своего хозяйства у вас нет и делать вам решительно нечего. Мы ждём, - добавила она шёпотом, - очень знатных чужеземцев, норвежских троллей, или, как они называются у себя на родине, трольдов. И наш лесной царь не хочет ударить лицом в грязь. - Кого же приглашать? - спросил ночной ворон хрипло. - На бал при лунном свете могут явиться все, даже и люди, если только они говорят и ходят во сне и вообще отличаются какими-нибудь причудами в нашем вкусе. А вот званый обед - другое дело. Тут уж надо думать да думать. Общество должно быть самое избранное. Я спорила с лесным царём даже насчёт призраков и привидений, - по-моему, их не следует приглашать: уж очень пустой народ... Прежде всего надо, конечно, позвать морского царя с дочками. Правда, они не очень-то любят выходить на сушу, ну, да ничего, мы посадим их на мокрый камень или ещё что-нибудь придумаем. Авось не откажутся! Потом надо позвать всех старых троллей первого разряда с хвостами и рожками, затем водяных, домовых, болотных, и, конечно, нельзя обойти приглашением могильную свинью, мёртвую лошадь и церковного карлика, как-никак они в родстве с нами и очень обидятся, если мы их не позовём. - Карр!.. - крикнул ночной ворон и полетел приглашать гостей. А старая ключница отправилась домой, к лесному холму, где уже плясали дочери лесного царя с длинными прозрачными шарфами в руках. Шарфы были сотканы из лунных лучей и вечерней мглы, а это очень красиво по мнению тех, кому такие вещи нравятся. Парадная зала лесного холма была разубрана на славу: пол вымыт лунным светом, а стены натёрты ведьминым салом, так что блестели при свете гнилушек, как серебро. В кухне жарились на вертелах сотни жирных лягушек, готовились шкурки ужей с начинкой из улиток и слизняков и салат из мухоморов, сырых мышиных мордочек и белены. Пиво было доставлено с завода бабы-болотницы, а искромётное селитряное вино - из кладбищенских погребов. Словом, всё было, как полагается. На сладкое были припасены груды ржавых гвоздей и осколки разноцветных церковных стёкол. Старый лесной царь велел почистить свою золотую корону толчёным грифелем. Для этого нужно было добыть грифели первых учеников, - а это для лесного царя нелёгкая задача. В спальне повесили паутинные занавески и прикрепили их иголками ежа и слюной ужа. То-то было хлопот! - Ну, теперь остаётся только покурить здесь палёным волосом и щетиной, и моё дело сделано! - сказала старая лесная дева. И она подпалила целый конский хвост и щетинистую кожу дикого кабана. - Да кто же они такие - эти знатные гости, которых мы поджидаем? - спросила самая младшая дочь лесного царя. - Скажи нам наконец! - Так и быть, - ответил лесной царь, - скажу! Две из вас должны быть наготове, - нынче, я надеюсь, они выйдут замуж. Старый норвежский тролль, тот, что живёт в скале Доврэ и владеет множеством гранитных дворцов и золотых россыпей (они у него ещё богаче, чем думают), едет сюда женить своих сыновей. Старый тролль - настоящий норвежец, весёлый, прямой! Я давно его знаю. Мы даже пили с ним "на ты", когда он приезжал сюда жениться. Жена его уже давно умерла, она была дочерью короля меловых утёсов на Мэне и славилась белизной своей кожи. Да, приятно мне будет повидать старика тролля! Сыновья-то у него, говорят, не слишком удались - невежи, задиры! Ну, да это, может быть, так - пустые слухи, сплетни... Я сам в молодости был сорванцом. С годами это проходит. К тому же я надеюсь, что вы сумеете их вышколить, когда выйдете за них замуж. - А когда же они приедут? - спросила одна из дочерей. - Смотря по погоде и ветру, - сказал лесной царь. - Норвежцы скуповаты и едут с оказией, на попутных судах. Я-то советовал им ехать через Швецию, но старый тролль до сих пор ещё косится на шведов. Что поделаешь - давние счёты!.. Старик, по правде сказать, немного отстал от века. Этого я в нём не одобряю. В эту минуту к ним примчались во всю прыть два сторожевых блуждающих огонька. Один был попроворнее и прибежал первым. - Едут, едут! - кричали они. - Подайте мне мою корону! - сказал лесной царь. - Я выйду на лунный свет, чтобы она поярче блестела. Девицы разом взмахнули шарфами и присели чуть ли не до земли. Они были воспитанные барышни и к тому же очень хотели понравиться женихам. Старый тролль был в короне из ледяных сосулек и полированных еловых шишек, в медвежьей шубе и мохнатых меховых сапогах. Старики любят тепло. А сыновья его, здоровенные парни, носили кафтаны нараспашку и на королевский приём явились с голыми шеями и без подтяжек. - Разве это холм? - спросил младший, показывая на дворец своего будущего тестя. - По-нашему, по-норвежски, это нора! - Или дыра! - добавил старший. - Вот так умники! - сказал старый тролль. - Нора идёт вниз, а холм вверх. Где у вас глаза? Молодые люди захохотали. - Ну-ну, не прикидывайтесь дурачками, - сказал им отец. - Право, можно подумать, что вы малолетки. Он взял под руку лесного царя, и все вошли в холм, где уже собралось самое избранное общество. Любопытнее всего было то, что никто и не заметил, когда и как явились гости. Можно было подумать, что их всех ветром принесло. Для каждого из приглашённых было заранее приготовлено удобное местечко: для ночного ворона - осиновый кол, для могильной свиньи - крышка гроба, водяные гости сидели в больших чанах с водой и чувствовали себя как дома. Все вели себя за столом вполне прилично, кроме молодых норвежцев, троллей. Они положили ноги на стол, думая, что это выходит у них очень мило. Впрочем, отец тут же напомнил им, что это не принято делать. - Ноги долой! - крикнул он, и они послушались, хоть и не сразу. Своих соседок за столом они щекотали еловыми шишками - у них были полные карманы этих шишек. А потом сняли с себя для удобства сапоги и дали их подержать дамам. Старый тролль, тот вёл себя совсем не так. Он умел в одно и то же время и есть, и пить, и говорить. За столом он рассказывал чудеснейшие истории о величавых норвежских скалах, о клубящихся водопадах, которые с гулом и рёвом, напоминающим грохот грома или гудение органа, низвергаются с отвесных утёсов; рассказывал о лососях, которые прыгают и бьются в пене вод, поднимаясь по горным рекам против течения; рассказывал о зимних звёздных ночах, когда по накатанным дорогам весело скрипят полозья и звенят бубенчики, а молодые парни с горящими смоляными факелами в руках бегают по гладкому льду, до того прозрачному, что видно, как под ним мечутся испуганные рыбы. Да, умел-таки рассказывать старый тролль. Слушатели словно сами видели и слышали, как шумят бурливые водопады и водяные мельницы, как поют и пляшут деревенские парни и девушки. Тра-ла-ла! Тра-ла-ла! . И старый тролль до того разошёлся, что ни с того ни с сего чмокнул старую лесную деву, точно он был её дядюшка, родной или двоюродный, а они вовсе и родственниками-то не были! Потом дочерей лесного царя заставили танцевать. Они прекрасно исполнили несколько танцев, и простых и с притопыванием. И, наконец, должны были протанцевать новый, самый мудрёный. Он назывался "танец без танца". Девицы его только что разучили - к приезду гостей. Да, нечего сказать, это была пляска! Плясуньи вытягивались, как вечерние тени, летали, как пушинки одуванчиков, мелькали, как солнечные зайчики. Где начало, где конец, где рука, где нога - ничего нельзя было разобрать, словно снежинки вихрем закрутило. Под конец они так завертелись на месте, что у мёртвой лошади закружилась голова, и она вынуждена была выйти из-за стола. - Брр! - сказал старый тролль. - Вот как они у тебя работают ножками! Славно! А умеют они делать ещё что-нибудь? Или только вертеться и кружить головы другим? - А вот сейчас узнаешь! - сказал лесной царь и позвал самую младшую дочь. Она была так тонка и прозрачна, что сквозь неё был виден лунный свет и считалась самой нежной и хрупкой в семье. Младшая выступила вперёд, взяла в рот какой-то белый прутик и вдруг исчезла, словно растаяла. В этом и было всё её искусство. Но старый тролль сказал, что для примерной жены такое искусство совсем не подходит. Да и сыновьям его оно вряд ли придётся по вкусу. Вторая из дочерей умела ходить справа и слева от себя самой, так что можно было подумать, что у неё есть тень, хоть всем известно, что у троллей и духов тени не бывает. Третья сестра была совсем в другом роде. Она не умела исчезать и наводить тень. Зато она обучалась варить пиво у самой бабы-болотницы и отлично шпиговала светлячками моховые кочки. - Из неё выйдет славная хозяйка! - сказал старый тролль лесному царю и чокнулся с ним взглядом: он не хотел больше пить. Четвёртая дочь лесного царя вышла с золотой арфой в руках. Она ударила по одной струне, и каждый из присутствующих невольно поднял ногу, левую, потому что тролли и духи - левши и всегда встают с левой ноги. Она ударила по другой струне - и все пустились в пляс. - Опасная особа! - сказал старый тролль. А молодые тролли взяли да и ушли из залы - им уже надоели все эти фокусы. - Ну, а следующая что умеет? - спросил старый тролль, зевая. - Любить всё норвежское! - сказала пятая. - Если я выйду замуж, так только за норвежца. - Это мило, - сказал старый тролль. Но самая младшая сестрица в это время шепнула ему на ухо: - Она слышала одну норвежскую песню... Знаете, там ещё говорится, что когда придёт конец света и всё на земле разрушится, то устоят одни норвежские скалы. Вот ей и хочется попасть в Норвегию - она страсть боится погибнуть. - Эге! - сказал старый тролль. - Вот оно что!.. Ну, а седьмая, последняя, что умеет? - Перед седьмой есть ещё шестая! - сказал старый лесной царь. Он, видимо, хорошо умел считать. Но шестая даже не хотела показаться гостям. - Я умею говорить только правду в глаза, - сказала она. - Поэтому я никому не нужна. Наконец дошла очередь и до седьмой. Что же она умела делать? Рассказывать сказки, когда угодно, о чём угодно и сколько угодно. - Вот тебе мои пять пальцев! - сказал старик тролль. - Расскажи мне сказку о каждом из них. Она взяла его руку и принялась рассказывать, а он слушал и смеялся до упаду. Ему и в голову не приходило прежде, что о каждом пальце можно рассказать целую историю, да ещё такую забавную и поучительную. Когда же она дошла до безымянного пальца, который называется иногда "златоперстом", потому что на нём носят золотое обручальное кольцо, старик сказал: - Стой! Держи этот палец покрепче. Он твой, да и вся рука твоя. На тебе женюсь я сам. Сказочница поблагодарила старого тролля, но напомнила, что он ещё не дослушал сказки о "Златоперсте" и о "Петрушке-бездельнике" (так она называла мизинец). - Прибереги эти сказки, - сказал старый тролль. - В долгие зимние вечера ты докончишь нам сказку о пяти пальцах, а заодно расскажешь и обо всём на свете. У нас в Норвегии никто не умеет плести такие небылицы. Мы будем сидеть у себя в горной пещере при свете смолистых сосновых лучин и пить мёд из старинных позолоченных рогов. Эти рога я получил в подарок от речного духа. Он и сам придёт к нам в гости и споёт тебе все песни, которые слышал у себя на родине от горных пастухов. То-то весело будет у нас! Лососи запрыгают в струях водопада и будут биться о стены нашего дворца. Только не попасть им к нам, сколько ни бейся!.. Эх, хорошо в нашей старой славной Норвегии... А где же мои молодцы? В самом деле, куда девались сыновья старого тролля? Они бегали по полю и задували блуждающие огоньки, которые так любезно явились участвовать в факельном шествии. - Что вы носитесь без толку? - сказал старый тролль. - Я за это время нашёл для вас мать, и теперь вы можете жениться на любой из ваших тёток, какая вам только понравится. Но сыновья сказали, что им больше по вкусу пить со всеми гостями "на ты" и произносить заздравные речи, а жениться вовсе не хочется. Спорить с ними было невозможно. Они без конца говорили речи, пили со всеми "на ты", а потом опрокидывали кубок себе на ноготь. Это означало, что на дне не осталось ни капли. Под конец оба брата сняли с себя кафтаны и растянулись на столе отдыхать - они никого не стеснялись. А старый тролль пустился со своей молодой невестой в пляс и потом поменялся с ней сапогами. Это поновей, чем меняться обручальными кольцами. Да и потерять сапог труднее, чем кольцо. - Чу, поёт петух! - сказала старая ключница. - Пора нам закрыть холм, пока солнце не сожгло нас. И холм закрылся. ...А по стволу гнилого дерева бегали взад и вперёд юркие ящерицы и болтали между собой по-ящеричьи. - Ах, как нам понравился старый норвежский тролль! Как он нам понравился!.. - А с моей точки зрения - молодые лучше, - еле слышно прошептал дождевой червяк. Но так как он был слеп, то никто не поверил, что у него есть точка зрения.
20.03.11 | Категория: Г. Х. Андерсен

  • 0
(голосов:0)

Похожие статьи:

Это очень давняя история, которая случилась довольно задолго, как началась вся эта сумасшедшая
В городе Махиларопья, на юге Индии, жил ткач по имени Сагарадатта. Он умел ткать очень красивые
- Жила-была лесная крыса, звали ее Пимп, - залепетала малявка, застенчиво глядя на слушателей
У одного человека было трое сыновей: старший — Поуль, средний — Педер и младший — по прозванию
Юркие ящерицы так и шмыгали по растрескавшейся коре старого дерева. Они прекрасно понимали друг
Однажды царь вызвал к себе всех портных своей страны и приказал сшить ему одеяло по его росту: не
Copyright © 2014 Все СКАЗКИ | Design by prowebstudio.ru
Яндекс.Метрика
Добрые сказки для детей Русские народные сказки на ночь Народные сказки мира Сказки народов мира Народные сказки Русские сказки Игры, сказки Хорошие сказки Добрые сказки Сказки для детей