Приключения Алисы в Стране Чудес

ГЛАВА I. Вниз по кроличьей норе. Алиса притомилась от безделья. Она сидела на берегу реки, иногда заглядывая в книгу, которую читала сестра, но в ней не было картинок. "А что это за книжка, если в ней нет картинок?" - подумала Алиса. Она стала рассуждать про себя (в той мере в какой это позволял сделать жаркий день, приведший ее в сонное и несколько отупелое состояние) - оправдает ли удовольствие от плетение венка из маргариток тяготы, связанные с вставанием на ноги и собиранием цветов. Но тут Белый Кролик с розовыми глазами прошмыгнул у ее ног. В этом не было НИЧЕГО особенного. И Алиса не нашла ничего особенного в том, что услышала как Кролик пробормотал себе под нос: "Ай-яй-яй! Я опаздываю". (Когда она думала об этом впоследствии, то понимала, что ей надо бы было этому удивиться, но тогда ей все показалось совершенно естественным). Но, когда Кролик ВЫНУЛ ЧАСЫ ИЗ ЖИЛЕТНОГО КАРМАНА, посмотрел на них и после этого прибавил ходу, Алиса вскочила на ноги, потому что до нее дошло, что она никогда раньше не видела кроликов ни с жилетными карманами, ни вынимающих оттуда часы, и, сгорая от любопытства, побежала по лужайке вслед за ним и, к счастью, успела вовремя, увидев, как он лезет в большую кроличью нору под изгородью. Алиса тут же полезла вслед за ним, не подумав о том, как ей удастся потом выбраться наружу. Кроличья нора сначала шла прямо, как туннель, а потом неожиданно нырнула вниз, так неожиданно, что Алиса не успела ни о чем подумать, только почувствовала что падает вниз с огромной высоты. То ли потому что падение было очень долгим, то ли она падала очень медленно, но у нее оказалось достаточно времени, чтобы осмотреться и порассуждать о том, что может произойти дальше. Сначала она попыталась посмотреть вниз и выяснить куда она летит, но в такой темноте ничего не было видно. Потом она посмотрела на стенки колодца и увидела, что они заставлены шкафами с посудой и книжными полками. И повсюду были развешаны картины и географические карты. Ей удалось прихватить кувшин с одной из полок, когда она пролетала мимо. На нем была надпись "Апельсиновый мармелад ", но к ее величайшему разочарованию, он был пуст. Она побоялась бросить кувшин вниз, чтобы не попасть им кому-нибудь в голову и изловчилась поставить его в один из шкафов с посудой, когда пролетала мимо него. - Ну и ну! - подумала Алиса, - после такого падения пересчитать ступеньки на лестнице у нас дома просто детская забава! И какой смелой все будут считать меня! Впрочем, я не сказала бы им ничего, даже если бы свалилась с крыши( и это была чистая правда). А полет продолжался и продолжался. - Он, что, НИКОГДА не кончится? Интересно, сколько миль я уже пролетела? - громко сказала Алиса втайне надеясь, что кто-нибудь услышит ее стенания. - Я должно быть уже где-то около центра Земли. Сейчас подсчитаем. Так, это, я думаю, около четырех тысяч миль ( как видите, Алиса кое-что извлекла из школьных уроков, и хотя это было НЕ САМОЕ лучшее время для демонстрации своих знаний, хотя бы потому что некому было ее слушать, все же в этом была какая-то польза) - да, это, наверно, так и есть, но, вот еще что - на какой ШИРОТЕ и ДОЛГОТЕ я нахожусь? (Алиса понятия не имела что такое широта, впрочем, также как и долгота, но они казались ей очень значительными словами и ей приятно было произносить их вслух). Вскоре она снова принялась болтать сама с собой. - Здорово будет, если я упаду прямо СКВОЗЬ землю! Как интересно будет, наверно, оказаться среди людей, которые ходят вниз головой. Среди Антипатов, кажется? [AK1]( - на этот раз она была рада, что здесь не было НИКОГО, кто мог ее услышать, потому что ей показалось, что этих людей звали все же несколько по-другому. - Но я, ведь, должна буду спросить их, как называется их страна. "Скажите, мадам, это Новая Зеландия или Австралия?" - и она попыталась сделать реверанс. Представьте себя, делающей реверанс в воздухе. Как вы думаете, вам это удастся? - Но тогда она может подумать, что ее спрашивает невежественная маленькая девочка?! Ну, нет, спрашивать нельзя... может быть там где-нибудь будет написано название? А падение все продолжалось и продолжалось. Делать все равно было больше нечего и Алиса вскоре снова начала болтать. - Пожалуй, сегодня вечером Дине будет очень не хватать меня (Диной звали ее кошку). Надеюсь, они не забудут налить ей в блюдце молока, когда сядут пить чай. Моя дорогая Дина! Как бы я хотела, чтобы ты упала вместе со мной! Конечно, обычные мышки по воздуху не летают, но ты могла бы поймать летучую мышь, а это почти тоже самое. Интересно, едят ли кошки летучих мышей? И тут Алиса начала засыпать, продолжая бормотать заплетающимся языком: "Едят ли кошки летучих мышей? Едят ли кошки летучих мышей?", а иногда : "Едят ли летучие мыши кошек? "- но, поскольку ни на тот, ни на другой вопрос она не могла ответить, не имело большого значения, что, собственно, она имела ввиду. Она поняла, что засыпает на лету и уже видела во сне как идет, взявшись за руки(или лапы?) с Диной и проникновенно спрашивает ее: "Диночка, скажи честно - ты когда-нибудь ела летучих мышек?", - но тут вдруг она свалилась на кучу хвороста и сухих листьев и на этом ее падение прекратилось. Алиса совсем не ударилась и тут же вскочила на ноги. Она посмотрела вверх, но там было совсем темно. Перед ней был другой длинный туннель и было видно как Белый Кролик стремительно бежит по нему вниз. Нельзя было терять ни секунды, Алиса помчалась быстрее ветра и успела услышать, как только повернула за угол: "Клянусь ушами и усами, слишком поздно!", но самого Кролика уже не было видно. Она оказалась в длинном, низком зале, освещенном чередой светильников, свешивающихся с потолка. Повсюду в зале были двери, но они были закрыты. Обойдя зал и попробовав открыть все двери, она в унынии остановилась посредине, растерянно думая, как же ей выйти отсюда. Неожиданно она увидела маленький столик на трех ножках, весь сделанный из толстого стекла. На нем не было ничего - только крошечный золотой ключ, и Алиса сразу подумала, что он мог бы подойти к одной из дверей в зале. Но, увы, то ли замки были слишком большие, то ли ключ был слишком мал, как бы там ни было, но он не смог отпереть ни одной двери. Однако, обходя зал во второй раз, она наткнулась на маленькую ширму, которую не заметила раньше, а за ней была дверца высотой около пятнадцати дюймов. Она попробовала вставить в замок маленький золотой ключ и к ее великой радости он подошел! Алиса открыла дверь и обнаружила, что она ведет в маленький коридор, не больше крысиной норы. Она опустилась на колени и увидела в конце его самый прекрасный сад, который только можно себе представить. Как же ей захотелось выбраться из полутемного зала и побродить среди этих клумб ярких цветов, среди этих прохладных фонтанов! Но она не смогла протиснуть в дверной проем даже голову. - И даже если бы моя голова пролезла туда, - подумала несчастная Алиса, - куда бы она пошла без всего остального? Ох, как бы я хотела сложиться как подзорная труба! Я бы смогла, если бы знала с чего начать. Как видите, за последнее время произошло столько невероятных событий, что Алиса решила, что осталось не так уж много того, что действительно невозможно. Было бессмысленно торчать у двери, поэтому она вернулась к столику, втайне надеясь найти на нем другой ключ или хотя бы инструкцию о том, как складывать людей вроде подзорных труб. Вместо этого она увидела на нем пузырек ("Его определенно здесь раньше не было" - подумала Алиса) с привязанной к горлышку этикеткой, на которой было напечатано большими буквами " ВЫПЕЙ МЕНЯ!" Легко сказать: " Выпей меня", но мудрая Алиса не стала делать это ВТОРОПЯХ. "Нет, сначала я посмотрю," - сказала она - "не написано ли где-нибудь здесь "Яд" ", - потому что она прочла несколько веселеньких историй, рассказывающих о детях, которые сгорели, были съедены дикими зверями и о других неприятных вещах, и все ПОТОМУ что они забыли простые правила, которым их учили: например, что раскаленная добела кочерга обожжет, если вы будете держать ее слишком долго, и что если вы порежете ножом палец ОЧЕНЬ глубоко, из него обычно идет кровь. И она никогда не забывала про то, что если выпить слишком много из пузырька, на котором написано "яд", почти наверняка вам это не доставит удовольствия. Но на ЭТОМ пузырьке не было надписи "Яд", и Алиса отважилась попробовать его содержимое. Оно было очень вкусное (еще бы, ведь у него был смешанный вкус вишневого торта, заварного крема, ананаса, жареной индейки, ириски и хлеба с маслом) и очень скоро закончилось. - Какое интересное ощущение! - сказала Алиса. - Кажется, я складываюсь как подзорная труба. Так оно и было - она стала всего десяти дюймов ростом, и ее лицо расцвело от мысли, что теперь она сможет пройти через маленькую дверь в прекрасный сад. Но сначала она подождала несколько минут, чтобы посмотреть не будет ли она и дальше сжиматься - ее это слегка нервировало. - Возможно, дело движется к концу, - обратилась Алиса к самой себе. - И я погасну как пламя свечи... Интересно, как я тогда буду выглядеть? - и она попыталась представить себе на что похоже пламя свечи после того как свеча погаснет, но так и не смогла припомнить, чтобы ей когда-нибудь довелось на самом деле видеть такое зрелище. Наконец, поняв, что больше ничего не произойдет, она решила немедленно идти в сад, но к огорчению бедной Алисы, когда она подошла к двери, то обнаружила, что забыла маленький золотой ключ, а когда она вернулась к столику, то поняла, что не может его достать. Она прекрасно видела его через стекло и сделала все возможное, чтобы вскарабкаться вверх по одной из ножек стола, но они были такие скользкие! И когда она пришла в изнеможение от этих попыток, бедная малютка присела и заплакала. - Ну, хватит без толку хныкать! - довольно резко обратилась Алиса к самой себе. - Я советую тебе прекратить сейчас же! - Обычно она давала себе очень хорошие советы(хотя очень редко следовала им), а иногда отчитывала себя так строго, что у нее на глазах наворачивались слезы. И она даже пыталась как-то раз, закрыв глаза, обмануть саму себя, когда одна играла в крокет. Это занятное дитя очень любило притворяться сразу двумя людьми одновременно. - Но сейчас бесполезно, - подумала бедная Алиса, - притворяться что нас двое. Пожалуй, меня не наберется даже и на одного нормального человека! - тут ее взгляд упал на маленькую стеклянную коробочку, которая лежала под столом. Она открыла ее и нашла крошечные пирожные, на которых слова " СЪЕШЬ МЕНЯ!" были красиво выложены смородинами. - Хорошо, я съем их, - сказала Алиса, - к тому же если они сделают меня больше, я смогу достать ключ, а если они сделают меня еще меньше, я смогу проползти под дверью, таким образом в любом случае я попаду в сад и будь что будет! Она откусила кусочек и с тревогой спросила себя: "Больше или меньше" - ощупывая макушку, чтобы узнать в какую сторону она изменяется и была сильно удивлена, обнаружив что осталась того же самого размера - вообще-то так обычно и бывает, когда кто-нибудь ест пирожное, но Алисе, которая теперь все время ожидала что произойдет нечто из ряда вон выходящее, стало казаться что обычная жизнь тускла и неинтересна. Она принялась за работу и очень скоро прикончила пирожные... ГЛАВА II. Лужа слез. - Странновее! Странновее!- закричала Алиса(она была так удивлена, что на секунду совершенно забыла как правильно говорить по-английски), - сейчас я раскроюсь как самый большой в мире телескоп! Прощайте, мои ножки!(это потому что она посмотрела вниз себе на ноги, которые уже скрылись за линией горизонта). - Ах, мои бедные маленькие ножки, кто же теперь будет надевать на вас туфли и чулки. Дорогие вы мои! Я-то уж точно не смогу. Я буду слишком далеко, чтобы заботиться о вас. Вам придется управляться самим. "Но я должна быть добра с ними," - подумала Алиса. - " А то они не пойдут туда куда мне будет нужно. Вот что - я буду дарить им новую пару туфель на каждое рождество." И она продолжила строить планы на будущее: - А переставлять их будут подъемным краном, -подумала она. - И как приятно будет посылать подарки собственным ногам! И как эксцентрично будет выглядеть письмо! : "Глубокоуважаемой Правой Ноге Алисы! Коврик. У каминной решетки. С любовью Алиса." - Ах, боже мой! Какие глупости приходят мне в голову! - И она тут же стукнулась головой о потолок - да и то сказать, ведь теперь в ней было ни много ни мало, а девять футов росту. Она тут же схватила маленький золотой ключ и поспешила к двери в сад. Бедная Алиса! Она пыталась как могла, она ложилась на бок, чтобы посмотреть в сад хоть одним глазком, но пройти через дверь стало еще более безнадежным делом, чем раньше. Она села и заплакала. - Как стыдно! - сказала Алиса. - Такая большая девочка (теперь она имела полное право сказать это) - и так плачет. Прекрати сейчас же!. Но она продолжала плакать, проливая слезы целыми ведрами, до тех пор пока вокруг нее не натекла огромная лужа около четырех дюймов глубиной и не залила половину зала. Потом вдалеке раздался легкий шум шагов, и она торопливо вытерла глаза, чтобы увидеть что происходит. Это был Белый Кролик. Он вернулся, превосходно одетый, с парой белых лайковых перчаток в одной руке и большим веером в другой. Он шел довольно быстро и по мере того как приближался можно было различить в его бормотании такие слова: " О! Герцогиня! Герцогиня! О! Она будет вне себя, если я заставлю ее ждать." Алиса была в таком отчаянии, что была готова попросить о помощи кого угодно, поэтому когда Кролик проходил рядом с ей, она произнесла тихим робким голоском: "Разрешите, сэр..." Кролик подпрыгнул на месте, обронил веер и белые лайковые перчатки и скрылся в темноте с невероятной быстротой. Алиса подняла перчатки и веер, так как в зале было очень жарко и стала обмахиваться им, одновременно продолжая разговаривать сама с собой: "Ах, ах! Как странно все сегодня! А вот вчера все шло как обычно. Интересно, не подменили ли меня этой ночью? Дайте-ка подумать? Была ли я той же самой, когда встала утром? Пожалуй, я чувствовала себя несколько иначе. Но если я не та же самая, следующий вопрос: "Кто же я тогда? Вот в ЧЕМ вопрос!" - И она принялась перебирать всех знакомых сверстников, чтобы убедиться могла ли она стать кем-нибудь из них. - Я уверена, что я не Ада, - сказала она. - Потому что ее волосы завиваются в такие длинные локоны, а мои вообще не вьются. И я уверена, что я не могу быть Мэйбл, так как я все знаю. А она, ах!, она знает так мало. К тому же... Она это она, а Я это я, и... Ух, как это все непонятно! Так , посмотрим, знаю ли я все, что знала раньше. Пятью четыре - двенадцать, а шестью четыре - тринадцать, а семь на четыре это... ах! Я так никогда не доберусь до двадцати. К тому же таблица умножения не имеет никакого значения. Попробуем географию. Лондон столица Парижа, а Париж столица Рима, а Рим ... - нет, это ВСЕ неправильно, я уверена. Меня переделали в Мэйбл! - Так, сейчас я скажу: - Когда зеленый... - и она скрестила руки на коленях, как она всегда делала, отвечая уроки, но ее голос звучал хрипло и странно, а слова получались не такими как всегда: Когда зеленый милый крокодил, Начистив гуталином хвост, Глядит как катит воды Нил Через покрытый снегом мост, То чтобы с голодухи не пропасть, Он быстро выпускает когти И, широко разинув пасть, Улыбкой зазывает рыбок в гости. - Это совершенно неправильные слова, - сказала бедная Алиса и ее глаза снова наполнились слезами, когда она продолжила: "Я точно стала Мэйбл и мне придется жить в этом убогом маленьком домишке, и у меня не будет игрушек и, ох! Мне придется учить столько уроков! Ну, уж нет! Если Я - Мэйбл, то я остаюсь здесь. Пусть они себе заглядывают сюда и уговаривают: " Поднимись наверх, дорогуша!" Я только взгляну на них и спрошу: " Кто это "я"? Сначала ответьте мне, а уж потом, если я действительно являюсь данным лицом, я поднимусь, а если нет, я останусь здесь, внизу, до тех пор пока не стану кем-нибудь еще" - но боже мой, - зарыдала Алиса - мне ХОЧЕТСЯ, чтобы они заглянули сюда. Мне ТАК надоело быть здесь одной! Сказав это, она посмотрела себе на руки и с удивлением увидела, что во время разговора ее с самой собой, она надела одну из белых лайковых перчаток Кролика. - КАК я смогла сделать это? - подумала она. - Значит, я снова уменьшилась? - Она встала и подошла к столику, чтобы определиться на местности, и обнаружила, что насколько она может судить, сейчас в ней около двух футов, и она продолжает быстро сжиматься - вскоре она поняла, что это происходит из-за веера, который она держала в руках, и она торопливо бросила его, как раз вовремя, чтобы не исчезнуть совсем. - Это было спасением по счастливой случайности! - сказала Алиса, сильно испуганная внезапным превращением, но очень довольная тем, что все находится в наличии. - А теперь в сад! - и она на всех парах помчалась назад к маленькой дверце, но увы, маленькая дверь снова была закрыта, а маленький золотой ключ лежал на стеклянном столике, как и раньше. - Все еще хуже, чем обычно, - подумал бедный ребенок, - ведь я никогда еще не была такой маленькой, никогда! Похоже, что хуже не бывает. Пока она это говорила, ее нога поскользнулась и в следующее мгновение она очутилась по шею в соленой воде. Первой мыслью посетившей ее голову было то, что она каким-то образом свалилась в море. - Поэтому я смогу вернуться домой по железной дороге, - сказала она самой себе (Алиса была на взморье один раз в жизни, и пришла к основательному заключению, что куда бы вы не поехали на побережье Англии, вы встретите множество пароходов в море, детей, копающихся в песке деревянными лопаточками, шеренги пансионатов, а за ними будет стоять вокзал). Впрочем, вскоре до нее дошло, что она в луже слез, которые сама же пролила, когда была девяти футов росту. - Лучше бы я столько не плакала! - сказала Алиса, барахтаясь в воде. - Похоже, в искупление своих грехов, я теперь должна утонуть в собственных слезах! Конечно, это будет весьма странным происшествием, но ведь сегодня все выглядит странным? Тут она услышала всплеск в луже неподалеку и подплыла поближе, чтобы узнать, что это было - сначала она подумала, что это должен быть морж или бегемот, но потом вспомнила какая она сейчас маленькая и вскоре увидела, что это всего лишь мышка, которая поскользнулась также как и она сама. Имеет ли смысл обращаться к мыши? Здесь внизу все настолько из ряда вон выходящее, что вполне возможно допустить, что она может разговаривать, во всяком случае, попытка не пытка. В связи с вышеизложенным, она начала так: "О, Мышь! Знаете ли вы путь, выводящий из лужи? Я очень устала плавать туда-сюда, о, Мышь!" (Алиса предположила, что именно так нужно разговаривать с мышами. Она никогда не делала этого раньше, но вспомнила, что видела в латинской грамматике своего брата нечто подобное: "Мышь - мышью -мыше - мышь - о мыши"). Мышь посмотрела на нее с некоторым любопытством, и Алисе даже показалось, что она подмигнула ей одним маленьким глазом, но так ничего и не сказала в ответ. - Возможно, она не понимает по-английски, - подумала Алиса. - Осмелюсь предположить, что это французская мышь, прибывшая с Вильгельмом Завоевателем( несмотря на все ее знание истории, у Алисы не было четкого представления о том, как давно происходили различные исторические события). Итак, она начала с новыми силами: "Ou est ma chatte?"( - это было первое предложение в ее учебнике французского языка. Мышь внезапно выпрыгнула из воды и забилась в судорогах. -Ах, прошу прощения! - поспешно закричала Алиса, боясь что оскорбила несчастное животное. - Я совершенно забыла, что вы не любите кошек. - Не люблю кошек! - вскричала Мышь пронзительным и страстным голосом. - А ВЫ ЛЮБИЛИ бы кошек, если бы были мною? - Ну, возможно, нет, - сказала Алиса, успокаивающим тоном. - Не сердитесь, пожалуйста. И все же мне жаль, что я не могу показать вам нашу кошку Дину, думаю, что вы изменили бы свое мнение о кошках, если бы увидели ее. Она такая ласковая и тихая, - продолжала Алиса, обращаясь наполовину к самой себе, в тоже время продолжая лениво плавать по луже. - И она так прелестно мурлычит, пристроившись у камина, облизывая лапки и умывая мордочку, и ее так приятно гладить, а как она ловит мышей! О, прошу прощения! - снова закричала Алиса, потому что услышав ее слова Мышь вся ощетинилась и на этот раз Алиса поняла, что по-настоящему оскорбила ее. -Мы больше не будем говорить о ней, раз вам это неприятно! -Еще бы! - закричала Мышь, которую пробирала дрожь до кончика хвоста. -Не хватало мне вести об этом разговор! Наш род всегда НЕНАВИДЕЛ кошек - мерзкие, низкие, вульгарные создания! Прошу не произносить больше в моем присутствии это слово! - Не буду1 - вскричала Алиса, судорожно пытаясь сменить тему разговора. - А ... вы любите... э-э... собак? Мышь не ответила и Алиса быстро продолжила: " У нас есть такой хорошенький маленький песик, он живет рядом с нашим домом, мне бы хотелось вам его показать! Маленький терьер с умными глазками и у него, знаете ли, такая вот длинная кудрявая шерстка! И он приносит вам вещи, которые вы бросаете ему, и он делает стойку и просит покормить его, ах, это так изумительно - я не могу припомнить и половины из того, что он умеет делать - его хозяин, фермер, вы не поверите, говорит, что он приносит ему столько пользы - прямо на сотни фунтов. Еще он говорит, что песик уничтожает всех крыс и ... ах, боже мой! - вскрикнула Алиса и подумала испуганно: " Боюсь, что опять оскорбила ее!" - потому что Мышь уплывала прочь от нее со всей возможной скоростью и создавая этим настоящие волнение в водоеме. Алиса ласково взывала к ней: " Милая Мышь! Прошу вас, вернитесь, и мы не будем говорить ни о кошках, ни о собаках, раз они вам не нравятся". Когда Мышь услышала это, она перевернулась и медленно поплыла назад. Ее лицо было очень бледным("От чувств", - подумала Алиса) и она сказала тихим дрожащим голосом: "Давайте доберемся до берега, а потом я расскажу вам мою историю и вы поймете почему я так ненавижу кошек и собак". Выбираться и в самом деле было пора, потому что лужа уже просто-таки кишела птицами и другими животными, упавшими в нее: тут были и утенок Дак и вымершая птица Дронт и попугай Лори и орленок Игл и еще несколько странных созданий. Алиса показала пример и вся партия поплыла к берегу. ГЛАВА III. Партийные гонки и Длинная История. Они и в самом деле выглядели подозрительной партией, те кто собрались на берегу - птицы с грязными перьями, звери со свалявшейся шерстью, и все насквозь мокрые, раздраженные и чувствующие себя очень неловко. Первым вопросом в повестке дня, конечно, был вопрос о том как обсохнуть. Они провели консультации и через несколько минут Алисе казалось вполне естественным разговаривать с ними как со старыми знакомыми. В самом деле, у нее вышел довольно длинный спор с попугаем Лори, который в конце концов пришел в довольно мрачное настроение и постоянно твердил: "Я старше вас и лучше знаю жизнь". И тут уж Алиса ничего не могла поделать, потому что не знала сколько ему лет, а поскольку Лори упорно отказывался раскрыть свой возраст, говорить больше было не о чем. Наконец, Мышь, которая кажется пользовалась у них влиянием, призвала: "Садитесь все и слушайте! Я быстро вас высушу!" Они тут же уселись в большой круг, с мышью посередине. Алиса с волнением уставилась на нее, так как чувствовала, что схватит сильную простуду, если не обсохнет как можно скорее. - Мгм! - солидно сказала Мышь. - Все готовы? Это самая иссушающая вещица, которую я знаю. Тихо все, пожалуйста! "Вильгельм Завоеватель, чье дело было одобрено римским папой, был скоро представлен англичанам, которые жаждали вождей и которые издавна привыкли к узурпациям и завоеваниям. Эдвин и Моркар, графы Мерсии и Нортумбрии..." - У-у!- сказал Лори с дрожью. - Прошу прощения, - сказала Мышь, нахмурясь, но очень вежливо. - Вы что-то сказали? - Это не я! - быстро ответил Лори. - Думаю, это были вы, - сказала Мышь. - Я продолжаю. "Эдвин и Моркар, графы Мерсии и Нортумбрии, присягнули ему и даже Стиганд, патриот и архиепископ Кентерберийский, нашел это желательным... - Нашел ЧТО? - спросил утенок Дак. - Нашел ЭТО, - ответила Мышь с некоторым раздражением, - и вы, конечно, знаете, что значит "это". - Конечно, я знаю, что значит "это", когда я нахожу его, - сказал Дак. - Обычно это лягушка или червяк. Вопрос в том, что нашел архиепископ? Мышь сделала вид, что не слышала этого вопроса и быстро продолжила. "...нашел это желательным и отправился с Эдгаром Ателингом, чтобы встретить Вильгельма и предложить ему корону. Поведение Вильгельма вначале было здравым. Но дерзость его норманнов..." Как вы теперь себя чувствуете, милочка? - спросила она повернувшись к Алисе. - Сыро как никогда, - ответила Алиса меланхолично. - Похоже меня это совсем не сушит. - В таком случае, - сказал Додо торжественно, поднимаясь на ноги. - Предлагаю прервать заседание для незамедлительного принятия более энергичных мер... - Говорите по-английски, - сказал орленок Игл. - Я не понимаю и половины этих длинных слов, но хуже всего то, что я уверен - вы тоже! - И Игл наклонил голову, чтобы скрыть улыбку, а некоторые из птиц захихикали. - Я всего лишь хотел сказать, -ответил Додо оскорбленно, - что самым лучшим способом для просушки являются партийные гонки. - Что это такое - партийные гонки? - спросила Алиса. Не то чтобы ей так уж хотелось знать, но Додо сделал паузу как будто ожидая, что КТО-НИБУДЬ что-нибудь скажет, а было похоже на то, что никто не собирался его ни о чем спрашивать. - Ну, - сказал Додо. - Лучше всего понимаешь, когда сам делаешь(И если вы любите все испытывать на себе, в какой-нибудь зимний день я объясню вам как Додо это делает). Сначала он обозначил трассу, похожую на круг("Точная форма не имеет значения", сказал он), а потом вся партия была размещена по трассе там и сям. Никто не командовал: "Раз, два, три - старт!" Каждый начинал бежать, когда ему хотелось и останавливался, когда захотел, так что было непросто понять, когда гонки закончились. Тем не менее, когда они побегали с полчаса и высохли, Додо вдруг провозгласил: "Гонки закончены!" и все столпились вокруг него, задыхаясь и спрашивая: "А кто выиграл-то?" На этот вопрос Додо не мог ответить без предварительного размышления и долго сидел уткнув палец в лоб( в таком виде часто изображают Шекспира на портретах) в то время как остальные застыли в почтительном молчании. Наконец, Додо сказал: "Все выиграли. И все должны получить призы". - Но кто же будет вручать призы? - спросили все в один голос. - Ну, ОНА, конечно, - сказал Додо, указывая пальцем на Алису, и вся партия сразу столпилась вокруг нее, выкрикивая приводящие в замешательство Алису слова: "Призы! Призы!" Алиса не знала, что делать и в отчаянии сунула руку в карман, достав оттуда коробочку засахаренных фруктов( к счастью в нее не попала соленая вода) и раздала всем в качестве призов. Каждому досталось как раз по одной штучке. - Но ведь и она должна получить приз, разве нет? - сказала Мышь. - Само собой, - очень серьезно ответил Додо, дожевывая свой кусочек. - Что еще есть у вас в кармане? - спросил он, повернувшись к Алисе. - Только наперсток, - печально ответила Алиса. - Так вручим же его! - сказал Додо. Они опять окружили ее и Додо, торжественно вздымая наперсток, сказал: "Мы просим принять вас этот изящный наперсток", - и когда он закончил свою короткую речь, все зааплодировали. Алиса подумала, что все происходящее довольно глупо, но они смотрели так серьезно, что она не посмела рассмеяться, а так как она не знала, что сказать в ответ, то просто поклонилась и взяла наперсток, стараясь принять настолько торжественный вид, какой могла. Затем надо было съесть засахаренные фрукты, что вызвало некоторый шум и замешательство, так как большие птицы жаловались, что не распробовали их, а у маленьких они застряли в горле и их пришлось бить по спине. Однако, все проходит, и они снова расселись в кружок и попросили Мышь рассказать им что-нибудь еще. - Вы ведь обещали рассказать мне вашу историю, - сказала Алиса,- и почему вы так ненавидите... "К" и "С", - добавила она шепотом, опасаясь что это снова будет воспринято как оскорбление. - Это длинный и печальный рассказ, - начала Мышь, но на слове рассказ она закашлялась и издала какие-то нечленораздельные звуки, которые Алисе показались похожими на слово "хвост". - Это и вправду длинный хвост, - сказала Алиса, с удивлением разглядывая мышиный хвост, - но почему вы называете его печальным? - и она стала ломать себе голову над этим вопросом, в то время как Мышь, не обратив ни малейшего внимания на ее замечание, начала свой рассказ. Вкратце ее история такова: "Старая ведьма поймала в доме мышь и строго ей сказала: " А ну-ка марш на суд!" А мышь кричит в ответ:" Пошли" Пусть знают Все, что Я ни в чем Не виновата!" И вот они пришли на суд, но что же тут за Суд? При- сяжных нет, и ад- воката нет, нет даже про- курора! А кто ж судья? Цепной Барбос! А ведьма тут ска- зала:"Ты, Мышка, не волнуйся, я отработаю за всех - за суд и проку- рора. И спра- ведливый приговор получишь ты немед- ля - при- ворю тебя я к сме- рти!" - Вы не слушаете, - строго сказала Мышь Алисе. - О чем вы думаете? - Прошу прощения, - ответила Алиса с подобострастием. - Вы кажется приближаетесь к пятому изгибу? - Да нет же! - сердито закричала мышь. дергая хвостиком, - вы просто связываете мне руки! Увидев как Мышь дергает хвостом и в тоже время говорит о каком связывании, Алиса решила, что каким-то образом на ее длинном и печальном хвосте образовался узел. -Узел! - вскричала Алиса, всегда готовая помочь ближнему, с тревогой глядя на Мышь. - Ах, позвольте мне помочь вам развязать его! - Я не собираюсь делать ничего подобного, - гордо сказала Мышь, вставая и удаляясь. - Вы оскорбляете меня, обращаясь с такими глупостями. - Я совсем не это имела ввиду! - попыталась защищаться бедная Алиса. - Но вас, знаете ли, так легко обидеть! От избытка чувств Мышь в бешенстве зарычала. - Прошу вас, вернитесь и доскажите вашу историю, - закричала Алиса ей вдогонку, и остальные присутствующие хором поддержали: "Да уж, пожалуйста!" - но Мышь только тряхнула головой и прибавила ходу. - Как жалко, что она не осталась, - заметил Лори как только она спрыгнула в воду. А старый Краб воспользовался случаем, чтобы сказать дочке:" Ах, дорогуша! Пусть это станет для вас уроком - никогда НЕ ВЫХОДИТЕ из себя!" - Попридержите язык, папаша! - ответила юная леди с легким раздражением. - Вы даже устрицу заставите вылезти из раковины своим ворчанием! - Если бы Дина была здесь, - мечтательно сказала Алиса, не обращаясь ни к кому конкретно. - Она бы живо привела ее назад! - А кто такая Дина, позвольте спросить? - полюбопытствовал Лори. Алиса охотно ответила, потому что всегда была готова поговорить о своей питомице: "Дина это наша кошка. И она так здорово ловит мышей, вы себе представить не можете! А уж как она ловит птиц! Буквально проглатывает их!" Эта речь произвела значительное впечатление. Кое-кто из птиц тут же исчез. Одна старая Сорока начала осторожно оглядываться по сторонам, приговаривая: " Мне нужно побыстрее добраться до дома, ночной воздух может повредить моим голосовым связкам!", а канарейка стала дрожащим голосом созывать птенцов: "Собирайтесь, мои милые! Вам давно пора спать!" Под различными предлогами все разбежались и вскоре Алиса осталась одна. -Лучше бы я не вспоминала про Дину! - печально сказала она самой себе. - Кажется, ее никто здесь внизу не любит, а ведь я знаю, что она лучшая кошка в мире! Ах, моя дорогая Дина! Увижу ли я тебя снова! - И тут несчастная Алиса снова начала плакать, потому что она почувствовала себя такой одинокой и ей стало очень грустно. Однако вскоре она снова услышала вдали звуки шагов и стала оглядываться, втайне надеясь, что Мышь переменила намерения и возвращается назад, чтобы досказать свою историю. ГЛАВА IV. Кролик посылает малыша Билла. Это был Белый Кролик, возвращавшийся неторопливой рысью и в тоже время тревожно оглядывавшийся по сторонам, как будто он что-то потерял. Алиса услышала как он бормотал себе под нос: "Герцогиня! Герцогиня! О, мои лапки! О, моя шерстка и усики! Она казнит меня, это также верно, что ослы это ослы! Где же я их обронил?" Алиса сразу поняла, что он ищет веер и пару белых лайковых перчаток, и она попыталась найти их, но их нигде не было видно - похоже было, что все изменилось с тех пор, как она плавала в луже - большой зал со стеклянным столиком и маленькой дверцей, исчезли. Очень быстро Кролик заметил Алису, которая рыскала в поисках потери и обратился к ней довольно сердито: "Ага, Мэри-Энн, что это вы ЗДЕСЬ делаете? Немедленно бегите домой и сейчас же принесите мне веер и перчатки!" И Алиса так испугалась, что сразу побежала в указанном направлении, даже не пытаясь объяснить ему, какую ошибку он совершает. - Он принял меня за свою горничную, - говорила она себе на бегу. - То-то он удивится, когда поймет, кто я такая! Но лучше уж я принесу ему этот веер и перчатки... да, если их найду, - в это время она подбежала к маленькому опрятному домику, на двери которого сияла медная табличка с выгравированной на ней надписью: "Б. Кролик". Она вошла в него без стука и поднялась наверх, опасаясь встретить настоящую Мэри-Энн, которая выставит ее из дома раньше, чем она найдет веер и перчатки. - Как это странно, - подумала Алиса, - выполнять поручения кролика! В следующий раз, пожалуй, и Дина пошлет меня за чем-нибудь! - И она попыталась представить себе как это будет выглядеть: "Мисс Алиса! Подойдите сюда и слушайте внимательно!" или "Немедленно подойдите сюда, милая! Я вижу, что вы до сих пор еще не поймали ни одной мышки!" - Впрочем, я думаю, что Дину выгнали бы из дома, если бы она стала обращаться с людьми в таком духе! В это время она обнаружила аккуратно прибранную маленькую комнату со столиком у окна, на котором(как она и ожидала) лежали веер и две или три пары крошечных белых лайковых перчаток. Она взяла веер и пару перчаток и уже собралась покинуть комнату, когда ее взгляд упал на маленькую бутылочку, которая стояла рядом с зеркалом. На этот раз на ней не было этикетки с надписью "Выпей меня", но несмотря на это она откупорила ее и поднесла к губам. "Знаю, что должно случиться что-то ИНТЕРЕСНОЕ как только я съем или выпью что-нибудь", сказала она вслух. "Я только посмотрю, что делает эта бутылочка. Надеюсь, что она снова сделает меня большой, потому что мне ужасно надоело оставаться такой крохотулькой." Так и произошло, причем гораздо быстрее, чем она думала - прежде чем она выпила полбутылки, ее голова уперлась в потолок и ей пришлось наклониться, чтобы не сломать шею. Она торопливо поставила назад бутылочку, говоря себе:" Вполне достаточно, надеюсь я больше не буду расти. К тому же я не могу выйти в дверь. Лучше бы я не пила так много!" Увы! Было слишком поздно. Она продолжала расти и очень скоро ей пришлось опуститься на колени. Через минуту она уже не помещалась в комнате. Алиса попробовала лечь на пол, уперев локоть в дверь, а другую руку положив под голову, но процесс все продолжался и в качестве последнего выхода она высунула одну руку в окно, а ногу в дымоход, произнеся историческую фразу(Алиса где-то слышала что в особенно трудную минуту все великие люди произносили исторические фразы):" Я сделала все что в моих силах, будь что будет!" а потом добавила жалобно: " А что со мной будет?" К счастью для Алисы, маленькая волшебная бутылочка уже полностью исчерпала свои возможности, и она перестала расти. Все же ей было неудобно лежать в таком скрюченном положении и так как похоже не оставалось никакой надежды выбраться из этой комнаты, неудивительно, что она чувствовала себя несчастной. - Дома намного лучше, - думала бедная Алиса, - там никто не растет и не уменьшается, а мыши и кролики не раздают приказы направо и налево. Я почти жалею, что полезла в эту кроличью нору - и все же, все же - это довольно забавно, знаете ли, жить вот так. Мне интересно, что ЕЩЕ случится со мною! Когда я читала сказки, то думала что со мной такого никогда не случится, а теперь я в самой гуще событий! Обо мне стоило бы написать книгу. Непременно! И когда я вырасту, я ее напишу! Но я уже и так выросла, - сказала она с печалью в голосе, - по крайней мере ЗДЕСЬ расти больше некуда. - Но тогда, - подумала Алиса, - я уже не стану старше? С одной стороны это приятно - никогда не превратиться в старуху, но с другой - вечно ходить в школу! Б-рр! Нет, мне ЭТО не по душе! - Ты - дурочка, Алиса, - ответила она самой себе. - Как же ты можешь здесь ходить в школу? Ведь ты едва сама помещаешься в этой комнате, а куда девать учебники? Так она рассуждала, рассматривая то одну сторону проблемы, то другую, а потом и всю ее в целом. Но через несколько минут она услышала снаружи голос и замолчала, чтобы послушать. - Мэри-Энн! Мэри-Энн! - позвал голос. - Принесите же мои перчатки сейчас же! - после этого на лестнице послышались шаги. Алиса поняла что это Кролик идет искать ее и задрожала так, что дом заходил ходуном. Она совсем забыла, что сейчас, наверное, в тысячу раз больше Кролика и у нее нет причин опасаться его. А Кролик уже подошел к двери и пытался открыть ее, но так как дверь открывалась внутрь, а локоть Алисы подпирал ее, то его попытки провалились. Алиса слышала как он пробормотал: - Придется идти вокруг и лезть в окно. - Не стоило бы тебе ЭТОГО делать, - подумала Алиса, и пока представляла себе, что может произойти, услышала, что Кролик уже под окном. Алиса высунула руку наружу и помахала ей в воздухе. Она ничего не ухватила, но услышала слабый вопль, звуки падения и звон разбитого стекла, из чего заключила, что скорее всего он упал на теплицу или еще куда-нибудь. Послышался сердитый голос - голос Кролика: "Пэт, Пэт! Где вы?" И вслед за этим она услышала голос, который был ей еще незнаком:" Здесь, конечно! Окапываю яблони, ваша милость!" - Окапываете яблони, прекрасно! - сказал Кролик со злостью. - Сюда! Идите сюда и помогите мне выбраться ОТСЮДА!" (Звуки разбивающегося стекла). - А теперь скажите мне, Пэт, что это такое в окне? - Рука, само собой, ваша милость! ( Он говорил: "р-рука"). - Рука, паршивец! Да разве бывают руки таких размеров? Ведь она еле в окно пролазит! - Это уж точно, ваша милость, да только рука она рука и есть. - Ладно, я не собираюсь с тобой спорить, болван - иди и убери ее прочь! Последовало длительное молчание, и затем Алиса могла расслышать только обрывки разговора, например: - Нет уж, ваша милость, мне это совсем не нравится! - Делай что тебе говорят, трус! И в конце концов она высунула руку и опять помахала ею. На этот раз послышалось два пронзительных вопля и еще больше звуков разбивающихся стекол. "Сколько же у них там теплиц-то", - подумала Алиса. " Интересно, что они будут делать дальше? Что касается вытаскивания меня из окна, я сопротивляться НЕ БУДУ! Мне совсем не хочется оставаться здесь и дальше!" Некоторое время она ждала, не слыша больше никаких звуков, но потом, наконец, донесся скрип колес тележки и голоса переговаривающиеся между собой. - Где другая лестница? - Ну, я-то одну принес, а другая у Билла. - Билл! Тащи ее сюда, болван! - Сюда ставь, на угол. - Нет, поначалу свяжи их вместе - они же и до половины не достают. - Эй, в самый раз, не боись! - Сюда, Билл. Хватайся за эту веревку. - Крыша-то выдержит? Там одной черепицы не хватает. - Ух, ты! Она заваливается! Поберегись!(Сильный удар). - Ну, кто это сделал? - Билл, точно! - Кто полезет в дымоход? - Ну, нет! - ТЫ полезешь! - Не полезу! - Слышь, Билл, хозяин сказал - тебе лезть в дымоход. - Ага, стало быть Биллу придется лезть в дымоход? - подумала Алиса. - Похоже, они все валят на Билла! Не хотелось бы мне оказаться на его месте - камин довольно-таки узкий, но я думаю, что легкий пинок у меня получится! Она подтянула ногу вниз в дымоходе вниз насколько смогла и ждала пока не услышала как маленькое существо (она не могла разобрать какое именно) царапается и карабкается в дымоходе прямо над ней, потом сказав себе "Ну, Билл!", она резко выпрямила ногу и стала ждать, что за этим последует. Первое, что она услышала, был дружный возглас: " Билл пошел!" Потом в тишине раздался голос Кролика: " Да ловите же его, болваны! Эй, вы, там у ограды!" Затем снова наступила тишина и потом шум голосов: " Держите ему голову. Бренди лейте. Не придушите его. Ну, как ты, приятель? Что случилось-то? Давай выкладывай!". Послышался слабый писк ( " ЭТО Билл", - подумала Алиса). - Ну, я не знаю... хватит уже, спасибочки. Мне уже лучше - но дело паршивое, доложу я вам - помню только как что-то вроде черта из табакерки шарахнуло меня, и я полетел прямо как ракета. - Так оно и было, приятель, - подтвердили остальные. - Надо сжечь дом дотла! - сказал голос Кролика и Алиса закричала:" Если вы это сделаете, я напущу на вас Дину!" Воцарилась мертвая тишина и Алиса подумала: "Интересно, ЧТО они теперь будут делать? Если они хоть чуточку соображают, им надо снять кровлю." Через минуту-другую снова началось какое-то движение, и Алиса услышала как Кролик сказал: - Для начала нужна полная тачка. - Полная тачка с чем? - подумала Алиса, но она не долго мучилась сомнениями, так как в следующее мгновение град маленьких камешков застучал в окно и некоторые из них попали ей в лицо. - Я положу этому конец, - подумала она и крикнула: "Лучше не делайте этого больше!", что вызвало вторую мертвую тишину. Алиса заметила с некоторым удивлением, что все камешки лежавшие на полу превратились в маленькие пирожные и ей в голову пришла гениальная мысль: - Если я съем одно из этих пирожных, - подумала она- это должно вызвать какое-то изменение в моих РАЗМЕРАХ. И поскольку вряд ли меня можно сделать еще больше, оно должно сделать меня меньше... я надеюсь. И она проглотила одно пирожное и с радостью обнаружила, что действительно уменьшается. Как только она стала такой маленькой, чтобы пройти в дверь, она выбежала из дома и столкнулась с целой толпой маленьких зверьков и птиц, ожидавших ее снаружи. Бедная маленькая ящерица Билл стоял в середине, поддерживаемый двумя морскими свинками, подносившими ему что-то в бутылке. Все они бросились на Алису как только она появилась, но она убегала изо всех сил и вскоре оказалась одна в густом лесу. - Первое что я должна сделать, - сказала Алиса самой себе, бродя по лесу, - Вырасти до моего настоящего размера, а во-вторых - найти путь в тот прекрасный сад. Думаю, что лучшего плана никто не придумает. План и вправду был хорош. Вне всяких сомнений. Очень точный и простой. Единственная трудность была в том, что она абсолютно не знала как его выполнить. И в то время как она с тревогой оглядывалась среди деревьев, пронзительный лай прямо у нее над головой заставил ее в испуге посмотреть вверх. Огромный щенок смотрел на нее большими круглыми глазами и неуверенно протягивал лапу пытаясь коснуться ее. -Бедняжка! - сказала Алиса успокаивающим тоном, и попробовала свистнуть ему, но ей все время было жутко при мысли, что он может быть голодным, и в этом случае ему больше придется по душе она сама, чем ее уговоры. С трудом соображая, что делает, она подняла маленькую палку и протянула ее щенку, в то же мгновение щенок прыгнул вперед сразу всеми четырьмя лапами, с радостным визгом набросился на палку и сделал вид, что боится ее, затем Алиса спряталась за большим лопухом, чтобы ее не затоптали, и в ту же секунду, когда она появилась с другой стороны, щенок снова бросился на палку и прыгал как сумасшедший, пытаясь побыстрее вцепиться в нее. Затем Алиса, решив, что это очень похоже на игру в салки с паровозом, и каждую секунду ожидая, что ее могут затоптать, снова побежала вокруг лопуха. Тогда щенок предпринял новую серию попыток достать палку - он бежал вперед каждый раз и убегал далеко прочь, он носился взад-вперед как сумасшедший, и все время хрипло лаял, пока не повалился без сил, задыхающийся, с вывалившимся языком и с наполовину закрытыми огромными глазами. Алиса решила, что это хорошая возможность спастись, что она тут же и сделала, и бежала пока совсем не выбилась из сил и не стала задыхаться, и пока лай щенка не стал едва слышен. - И все же какой он милый, этот щеночек! - сказала Алиса, прислонившись к лютику, чтобы отдохнуть и обмахиваясь одним из его лепестков. - Как бы мне хотелось обучить его разным штукам, если бы... если бы только я была правильного размера. Ах, боже мой! Я чуть не забыла, что мне нужно снова вырасти. Надо подумать КАК же это сделать! Неплохо бы было съесть или попить чего-нибудь, вот только весь вопрос в том как это сделать. Это и в самом деле был большой вопрос. Алиса посмотрела вокруг, на цветы и травинки, но не увидела ничего такого, что в данных обстоятельствах она могла бы съесть или выпить. Рядом с ней стоял большой гриб, ростом с нее саму и когда она осмотрела его со всех сторон, она решила, что для полноты картины нужно посмотреть что у него на макушке. Она встала на цыпочки, посмотрела на шляпку гриба и обнаружила там огромную гусеницу, сидевшую наверху, сложив руки на груди и спокойно покуривовавшую кальян и не обращавшую ни малейшего внимания ни на нее, ни на все остальное. ГЛАВА V. Совет гусеницы Какое-то время Гусеница и Алиса молча смотрели друг на друга. Наконец, Гусеница вытащила кальян изо рта и обратилась к ней вялым сонным голосом. - Кто ВЫ? - спросила Гусеница. Начало было не слишком ободряющим. Алиса ответила несколько застенчиво: - Вообще-то, мадам, я и сама сейчас не понимаю. Я знаю наверняка кем я БЫЛА, когда проснулась сегодня утором, но с тех пор я несколько раз менялась. - Что вы хотите этим сказать? - серьезно спросила Гусеница. - Опишите себя! - К сожалению, мадам, я не умею писать, к тому же, видите ли, я это уже не я. - Я плохо вижу, - сказала Гусеница. - Боюсь что не смогу объяснить это, - ответила Алиса очень вежливо, - потому что не знаю с чего начать. Понимаете, примерив столько разных фасонов за один день, поневоле окажешься в затруднительном положении. - Вовсе нет, - возразила Гусеница. - Ну, для вас это может быть и не так, -ответила ей Алиса, - но ведь и вы, когда превратитесь в куколку- а ведь когда-нибудь это случится, вы же понимаете, а после этого в бабочку, думаю даже вам будет немного не по себе, да? - Нисколько, - упрямо возразила Гусеница. - Ну, возможно, вы из другого теста, -сказала Алиса, - но мне это совсем не понравилось. - ТЫ! - сказала Гусеница высокомерно. - Кто ТЫ? Это вернуло их в исходное положение. Алиса была слегка раздосадована манерой Гусеницы отвечать в телеграфном стиле и сказала очень веско: - Думаю, ВАМ следует представиться первой! - Это еще почему? - спросила Гусеница. Возразить было нечего, к тому же с головой у Гусеницы явно было НЕ ВСЕ в порядке и Алиса решила уйти. - Вернись! - закричала ей вслед Гусеница. - Я должна сказать тебе что-то очень важное! Это прозвучало заманчиво, и Алиса вернулась назад. - Держи себя в руках, - сказала Гусеница. - И это все? - спросила Алиса, держа себя в руках изо всех сил. - Нет, - ответила Гусеница. Поскольку торопиться все равно было некуда, Алиса решила потерпеть, вдруг Гусеница и в самом деле скажет ей в конце концов что-нибудь стоящее. Несколько минут она молча пускала дым, но в конце концов снова вытащила кальян изо рта и спросила: - Итак, вы думаете, что изменились, да? - Боюсь, что да, мадам, - сказала Алиса. - Я плохо помню то, что раньше хорошо знала и каждые десять минут меняю размеры. - Вы не помните., ЧТО именно вы не помните? - спросила Гусеница. - Ну, я пыталась рассказать стишок про маленькую пчелку, но ничего не получилось! - печально ответила Алиса. Повторяй за мной: "Привет, папаша Вильям", сказала Гусеница. Алиса взяла себя в руки и начала: - Привет, папаша Вильям, - Сказал сынок. - Ты очень стар и поседел Но несмотря на это Стоишь на голове, Того гляди сойдешь с ума. - Когда я молод был, - Ответил старый Вильям сыну Боялся ум свой повредить Теперь мне это не грозит. - Ты стар, - сказал юнец, - Как я уже сказал. Ты стал ужасно толст, А кувыркаешься как мяч, Так черт возьми, зачем! - Когда я молод был, - Сказал отец, пригладив седину, Суставы мазал я себе Вот этим эликсиром - Бутылочка за шиллинг! Не хочешь ли купить такой? - Ты стар, - сказал юнец, - Беззубым ртом своим Не можешь ты жевать И все же ты умял гуся Как смог ты это сделать? - Когда я молод был. - сказал отец, - Я обо всем болтал с женой И мышцы челюстей окрепли у меня. - Ты стар, - сказал юнец - И еле видишь И все же ложку Мимо рта едва ли пронесешь, Как удается все тебе? - На три вопроса дал ответ! - Сказал отец. - Довольно попусту болтать! Молчи! А то по лестнице спущу! - Пожалуй, это не совсем правильно рассказано, - сказала Гусеница. - Да, боюсь, не совсем, - ответила Алиса с робостью. - Некоторые слова изменились. - Все неправильно от начала до конца! - сказала Гусеница решительно, и они замолчали на несколько минут. Гусеница заговорила первой. - Какого размера ты хотела бы быть? - спросила она. - Ах, вообще-то размер не имеет для меня большого значения, - торопливо ответила Алиса, - но, честно говоря, вряд ли кто захочет менять размеры так часто. - Я ЭТОГО не знаю, - сказала Гусеница. Алиса не смогла ничего возразить - никогда раньше не бывала она в таком затруднительном положении и чувствовала, что с трудом держит себя в руках. - Нынешнее положение вас устраивает? - спросила гусеница. - Ну-у... мне хотелось бы стать немножечко побольше, мадам, если вы не против, - ответила Алиса. - Три дюйма мне все же маловато. - Это отличный рост! - сказала гусеница сердито и встала (в ней оказалось ровно три дюйма). - Но я раньше не была такой! - умоляюще сказала несчастная Алиса. И подумала про себя:" Почему они все так легко обижаются?" -Ты к нему быстро привыкнешь, - утешила Гусеница, сунула кальян в рот и снова погрузилась в оцепенение. На этот раз Алиса терпеливо дожидалась пока она снова соизволит заговорить. Через пару минут Гусеница вынула кальян, зевнула и встряхнулась. После этого она сползла с гриба и уползла в траву, пробормотав на прощанье: "Одна сторона сделает тебя больше, а другая сторона сделает тебя меньше". - Одна сторона ЧЕГО? Другая сторона ЧЕГО? - подумала про себя Алиса. - Гриба, - ответила Гусеница, как будто Алиса произнесла это вслух, и тут же пропала из виду. Алиса с минуту глубокомысленно разглядывала гриб, пытаясь понять где у него две стороны. Но так как он был совершенно круглый, это оказалось не так просто. Однако в конце концов, она обхватила его руками насколько смогла и отломила по кусочку с каждой стороны. - Кто же из них какой? - спросила она саму себя и отгрызла немножко от кусочка в правой руке, чтобы испытать его действие и тут же ощутила сильный удар в челюсть - она ударилась о собственную ногу! Она была очень испугана таким стремительным изменением. Но сразу поняла, что на растерянность у нее просто нет времени - она сжималась с катастрофической быстротой. Поэтому она тут же принялась за другой кусок. Ее подбородок уже так сильно прижался к ногам, что ей с трудом удалось приоткрыть рот, но все же она это сделала и ей удалось отправить в рот кусочек из левой руки. Наконец-то моя голова на свободе, - сказала Алиса с восхищением, которое сразу же сменилось тревогой, когда она обнаружила, что не может найти свои плечи. Все что она видела, когда смотрела вниз это невероятной длины шею, которая возвышалась подобно стеблю над морем зеленых листьев, лежавших далеко внизу. - Чем может быть вся эта зелень? - сказала Алиса. - И куда подевались мои плечи? И, ах, мои бедные рученьки, почему я вас не вижу? Она вертела ими во все стороны, но это ни к чему не привело, кроме легкого колыханья листьев далеко внизу. Так как похоже было на то, что ей не удастся поднять руки к голове, она попыталась опустить к ним голову и с радостью обнаружила, что ее шея прекрасно сгибается в любом направлении как у змеи. Она едва успела изогнуть ее вниз изящным зигзагом и уже собиралась нырнуть под листья, которые оказались ничем иным как кронами деревьев, под которыми она недавно бродила, когда резкий свист заставил ее быстро выпрямиться - огромный голубь налетел на нее и стал яростно бить крыльями по лицу. - Змея! - кричал Голубь. - Я НЕ змея! - сказала Алиса с негодованием. - Оставьте меня в покое! - А я говорю - змея! - повторил Голубь, но уже потише и добавил дрожащим от сдерживаемых рыданий голосом: "Чего я только не делал, а им все мало!" - Не имею ни малейшего понятия о чем вы, - сказала Алиса. - Корни деревьев, берега рек, изгороди, - продолжал Голубь, не обращая на нее внимания, - но эти змеи! Им все мало! Алиса недоумевала все больше и больше, но решила, что нет смысла что-нибудь говорить до тех пор, пока Голубь не закончит. - Как будто мне мало забот с высиживанием яиц, - сказал Голубь, - но я еще должен сторожить их от змей день и ночь напролет! Я уже три недели не смыкал глаз! - Мне очень жаль, что вас довели до такого состояния, - сказала Алиса, которая начала догадываться в чем дело. - И даже когда я выбрал самое высокое дерево в лесу, - продолжал Голубь, срываясь на крик, - и уже думал, что наконец-то избавился от них, они ползут прямо с неба! У-у! ЗМЕЯ! - Но, послушайте, я НЕ змея! - сказала Алиса. - Я...я-а... - Да? И КТО же вы? - спросил Голубь. - Похоже вы просто пытаетесь вывернуться. - Я...Я - маленькая девочка, - ответила Алиса в некотором замешательстве, ведь она помнила сколько раз за день она изменялась. - Да уж! - сказал Голубь с величайшим презрением. - Немало я повидал на своем веку маленьких девочек, но с ТАКОЙ шеей ни разу! Нет, и еще раз нет! Вы змея, и бессмысленно отпираться. Скажите еще, что вы никогда не пробовали яиц! - Конечно, я ела яйца, - сказала Алиса, которая была очень правдивым ребенком, - но к вашему сведению маленькие девочки едят не меньше яиц, чем змеи. - Я в это не верю, - сказал Голубь. - Но даже если так, то они всего-навсего такие же змеи, доложу я вам. Эта мысль так поразила Алису, что она замолчала на одну или две минуты, что позволило Голубю добавить: - Вы ищете яйца, я отлично ЭТО знаю, и не все ли равно, кто вы - маленькая девочка или змея? - Мне это совсем не все равно, - быстро ответила Алиса, - и я вовсе не ищу яйца, а если бы и искала, то не ВАШИ - я не люблю их в сыром виде. - Ладно, в таком случае, убирайся, - угрюмо сказал Голубь, устраиваясь у себя в гнезде. Алиса стала заглядывать под деревья, но ее шея постоянно запутывалась в ветках и ей все время приходилось останавливаться и выпутывать ее. Наконец, она вспомнила, что все еще держит кусочки гриба, и она осторожно принялась за дело, откусывая то от одного, то от другого кусочка и становясь то ниже, то выше, пока ей не удалось уменьшиться до своего обычного размера. С тех пор как она была хотя бы приблизительно своего обычного размера прошло так много времени, что она первое время чувствовала себя как-то странно. Но через несколько минут она освоилась и начала разговаривать сама с собой как всегда:" Прекрасно, половина моего плана выполнена! Как удивительны все эти изменения! Никогда не знаешь что будет дальше, буквально ежеминутно! Но теперь, когда я восстановила свои размеры - я должна попасть в прекрасный сад - вот только КАК я это сделаю, хотелось бы мне знать?" Сказав это, она вдруг оказалась на поляне, посреди которой стоял маленький домик, не больше четырех футов высотой. - Кто бы здесь мог жить? - подумала Алиса. - Не годится встречаться с ними в таких больших количествах - я могу испугать их до умопомрачения! - И она принялась грызть кусочек в правой руке и не подходила к дому до тех пор пока не уменьшила свой рост до девяти дюймов ГЛАВА VI. Свинья и Перец. Пару минут она стояла, разглядывая дом и не решаясь ничего предпринять, но вдруг из леса выбежал ливрейный лакей(она решила, что это лакей, потому что он был в ливрее - иначе, если бы она принимала решение только по впечатлению от его лица, она назвала бы его рыбой) - и громко застучал в дверь кулаками. Ему открыл другой ливрейный лакей, с круглым лицом и глазами большими, как у лягушки. Оба лакея, как заметила Алиса, были в напудренных париках. Она сгорала от любопытства и потихоньку подкралась поближе. Рыбообразный лакей начал с того, что достал из под мышки огромный пакет, размером едва ли не с самого себя и передал его другому, произнеся торжественным тоном: "Герцогине! Приглашение от Королевы на крокет." Лягушка повторил, таким же торжественным тоном, но слегка изменив порядок слов: " От Королевы! Приглашение Герцогине на крокет." После чего они оба низко поклонились, запутавшись в своих париках. Алису это так рассмешило, что она убежала назад в лес, испугавшись как бы они ее не услышали. Когда она снова приступила к наблюдению, Рыбообразный уже ушел, а второй сидел на земле перед дверью, тупо уставившись в небо. Алиса робко приблизилась к двери и постучала. - Стучать совершенно бесполезно, - сказал Лакей, - по двум причинам. Во-первых, потому что я с той же стороны от двери, что и вы. А во-вторых, потому что внутри стоит такой шум, что вас все равно никто не слышит. И действительно, изнутри доносился невероятный шум - беспрерывные стоны и чихание, сопровождавшиеся ужасным грохотом, похожим на звуки разбивающейся вдребезги посуды. - Извините, - сказала Алиса. - Но как же мне попасть внутрь? - В вашем стуке был бы какой-то смысл, - продолжал Лакей, не обращая внимания на ее слова, - если бы между нами была дверь. К примеру, если вы ВНУТРИ, вы можете постучать, а я могу выпустить вас наружу. - Он смотрел в небо все время пока говорил, и Алисе это показалось чрезвычайно невежливым. - Но, возможно, он не виноват, - подумала она, - ведь у него глаза почти на макушке. Да, но в любом случае он мог бы отвечать на вопросы. - Как мне попасть внутрь? - повторила она погромче. В это мгновение дверь дома отворилась и большое блюдо полетело наружу, прямо лакею в голову - оно задело его по носу и разбилось об одно из деревьев. - Или может быть, на следующий день, - продолжил Лакей тем же голосом, как будто ничего не произошло. - Как мне войти! - снова спросила Алиса, еще громче. - Вы все еще хотите войти? - спросил Лакей. - Это важный вопрос, уверяю вас. В этом не было никаких сомнений, но Алиса не любила, когда с ней так разговаривали. - Потрясающе, - пробормотала она - они постоянно спорят. С ума можно сойти! Лакей похоже решил, что наступил благоприятный момент, чтобы повторить свою ремарку, с некоторыми изменениями. - Я буду сидеть здесь, - сказал он, - не вставая, день и ночь напролет. - Но как же мне войти? - спросила Алиса. - Как вам это понравится? - спросил Лакей и стал насвистывать. -Ах, с ним бесполезно разговаривать, - в отчаянии сказала Алиса, - он просто идиот! - С этими словами она открыла дверь и вошла. Дверь вела прямо в большую кухню, полную дыма. Герцогиня сидела на колченогом стуле посредине, укачивая ребенка. Повариха склонилась над очагом, помешивая в большом котле, где, похоже, варился суп. - В этом супе, пожалуй, слишком много перца! - смогла сказать себе Алиса в перерыве между чиханьем. В воздухе и правда было слишком много перца. Даже Герцогиня время от времени чихала, а уж ребенок просто вопил и протяжно чихал одновременно. Единственными на кухне, кто не чихал были повариха и большой кот, сидевший на камине и широко улыбавшийся. - Извините. Не могли бы вы мне объяснить, - застенчиво спросила Алиса, так как не была уверена вежливо ли начинать разговор первой. - Почему ваш кот так улыбается? - Это Чеширский кот, - сказала Герцогиня, - вот почему...Свинья! - Она произнесла последнее слово с такой злостью, что Алиса подскочила на месте. Но тут же поняла, что оно предназначалось ребенку, а не ей, и набравшись смелости, продолжила: - Я не знала, что чеширские коты всегда улыбаются. Я даже не знала, что коты вообще МОГУТ улыбаться. -Могут, - сказала Герцогиня. - А большинство из них так и делают. - Я этого не замечала, - сказала Алиса, очень вежливо, весьма довольная тем, что ей удалось завязать беседу. - Вы многого не знаете, - сказала Герцогиня. - В этом все дело. Алисе не понравился тон, которым было сделано это замечание, и она подумала, что было бы неплохо сменить тему. Пока она пыталась ее найти, повариха сняла котел с супом с огня и тут же принялась швырять все до чего могла дотянуться в Герцогиню и ребенка - первыми полетели каминные щипцы, за ними последовал град кастрюль, блюд и мисок. Герцогиня не обращала на них никакого внимания, даже когда они в нее попадали, а ребенок и без того орал так громко, что было невозможно определить попадает в него что-нибудь или нет. - Одумайтесь! Что вы делаете! - закричала Алиса, заходясь от ужаса. - Ах, она летит ему прямо в носик - закричала она, когда необъятная кастрюля пролетела рядом и едва не снесла ребенку нос. - Если бы каждый занимался своим делом, - хрипло зарычала Герцогиня, - мир вертелся бы намного быстрее. - Но вряд ли он стал бы от этого лучше, - возразила Алиса, которая была рада, что может показать глубину своих знаний. - Вы только подумайте сколько всего можно переделать за день и за ночь! Ведь Земля оборачивается за двадцать четыре часа вокруг своей оси и если разобраться... - Разобраться?! Эй, разберитесь с ней и отрубите-ка ей голову! - тут же сказала Герцогиня. Алиса с некоторым беспокойством взглянула на повариху, чтобы посмотреть поняла ли она намек, но та продолжала деловито помешивать суп и похоже ничего не слышала, и она продолжила: - Кажется, за двадцать четыре часа или за двенадцать? Я... - Ах, ради бога! - сказала Герцогиня - Я терпеть не могу цифр! - И с этими словами она вновь стала укачивать ребенка, одновременно напевая ему своего рода колыбельную и сильно встряхивая его в конце каждой строки: Говорите грубо с вашим маленьким мальчиком И бейте его, когда он чихает, Он делает это чтобы раздражать вас, Потому что он знает, что дразнит вас. (В этом месте присоединились повариха и ребенок) - Ау! Ау! Ау! Пока Герцогиня пела второй куплет песни, она яростно швыряла младенца вверх и бедняжка так завывал, что Алиса едва могла разобрать слова: Я разговариваю строго с моим мальчиком Я бью его когда он чихает, Ведь он постоянно может наслаждаться Перцем, когда ему захочется! -Ау! Ау! Ау! - Эй! Ты можешь понянчить его, если хочешь! - сказала Герцогиня Алисе, бросая в нее ребенка. - Мне нужно идти готовиться к крокету с Королевой, - и она выпорхнула из комнаты. Повариха запустила в нее сковородой, но промахнулась. Алиса подхватила ребенка с некоторой опаской, так как это было довольно странное создание, разбрасывавшее руки и ноги во все стороны. - Прямо морская звезда какая-то, - подумала Алиса. Бедняжка пыхтел как паровоз, когда оказался у нее на руках. Он попеременно то складывался вдвое, то снова распрямлялся. Так продолжалось с минуту - именно в течение этого времени она смогла удерживать его. Как только она научилась обращаться с ним (его нужно было сначала как бы завязать узлом, а потом крепко держать за правое ухо и левую ногу, чтобы дать ему развязаться), она вынесла его на поляну. - Если я не заберу этого ребенка с собой, - подумала Алиса, - они не сегодня так завтра прикончат его - было бы преступлением оставлять его здесь! - Последние слова она произнесла вслух и малыш хрюкнул в ответ (к этому времени он уже перестал чихать). - Не хрюкай, - сказала Алиса, - воспитанные дети так себя не ведут. Ребенок снова хрюкнул, и Алиса с тр

  • 0
(голосов:0)

Похожие статьи:

Жила-была вне времени одна Маленькая Душа, которая сказала однажды Богу:   - Я знаю, кто я
Жила-была одна кошка. Нельзя сказать, что была она абсолютно дикая, но и нельзя не заметить то, что
Виктория и Алексей Варгины (г.Севастополь) СТРАНА СЧАСТЛИВЫХ СНОВ, ИЛИ ПРИКЛЮЧЕНИЯ БУРАТИНО
Посвящается нашей дочери Варе, которой так полюбились герои сказки А.Толстого, что она ни за что не
Жила когда-то женщина, которая очень дружила со своей соседкой. В один прекрасный день послала она
Далеко- далеко на дне океана в уютной прочной раковине жила устрица. Жизнь ее текла неспешно, и
Copyright © 2014 Все СКАЗКИ | Design by prowebstudio.ru
Яндекс.Метрика
Добрые сказки для детей Русские народные сказки на ночь Народные сказки мира Сказки народов мира Народные сказки Русские сказки Игры, сказки Хорошие сказки Добрые сказки Сказки для детей