Когда ты прячешь солнце мне грустно

Над горой туман и розовато-оранжевые отсветы. Весь день лил дождь, потом перестал, выглянула солнце, зашло за гору, и вот теперь была такая гора. Было очень красиво, так красиво, что Ежик с Медвежонком просто глядели и ничего не говорили друг другу. А гора все время менялась: оранжевое перемести лось влево, розовое - вправо, а голубое стало сизо-синим и осталось вверху. Ежик с Медвежонком давно любили эту игру: закрывать глаза, а когда откроешь - все по-другому. - Открывай скорей, - шепнул Ежик. - Очень здорово! Теперь оранжевое растеклось узкой каймой по всей горе, а розовое и голубое пропало. Туман был там, выше, а сама гора была будто опоясана оранжевой лентой. Они снова закрыли глаза, и, когда через мгновение открыли, вновь все изменилось. Оранжевое вспыхивало кое-где слева и справа, розовое вдруг появилось справа, розово-голубое исчезло, и гора вся стала такой темной, торжественной, что от нее просто нельзя было отвести глаз, Ежик с Медвежонком снова закрыли и открыли глаза: гора была покойной, туманной, с легким розоватым отсветом справа, но они не успели снова закрыть глаза, как этот отсвет пропал. Туманная, очень красивая гора глядела на Ежика с Медвежонком. И вдруг, или это Ежику с Медвежонком показалось, кто-то заговорил: - Вам нравится на меня смотреть? - Да, - сказал Ежик. - А кто? Кто говорит? - шепотом спросил Медвежонок. - Я красивая? - Да, - сказал Ежик. - А когда я вам больше нравлюсь - утром или вечером? Тут и Медвежонок понял, что это говорит гора. - Мне - утром, - сказал Медвежонок. - А почему? - Тогда впереди целый день и... - А тебе, Ежик? - Когда ты прячешь солнце, мне грустно, - сказал Ежик. - Но я больше люблю смотреть на тебя вечером. - А почему? - Когда смотришь вечером, как будто стоишь там, на вершине, и далеко, далеко видно. - Что же ты видел сегодня, Ежик? - спросила гора. - Сегодня так пряталось солнце, а кто-то так не давал ему уйти, что я ни о чем не думал, я только смотрел. - А я... Мы... То откроем глаза, то закроем. Мы так играем, - сказал Медвежонок. Быстро сгущались сумерки. И когда почти совсем стемнело, иссиня-зеленое небо вдруг оторвалось от горы, а вся она стала резко видна, чернея на бледно-голубой полосе, отделяющей ее от темного неба.
20.03.11 | Категория: Сергей козлов

  • 0
(голосов:0)

Похожие статьи:

Еще совсем немного – и загорятся звезды, и выплывет месяц и поплывет, покачиваясь, над тихими
Ни свет ни заря к Ежику с Медвежонком прибежал Заяц. – Эй! – закричал он. – Эгей! Эге-ге-гей!
Давно уже Ежик не видел такого большого неба. Давно уже не было такого, чтобы он вот так
- Я очень люблю осенние пасмурные дни, - сказал Ежик. - Солнышко тускло светит, и так туманно-
- Заяц просится посумерничать. - Пускай сумерничает, - сказал Ежик и вынес на крыльцо еще одно
- В полудреме, Медвежонок, можно вообразить все, что хочешь, и все, что вообразишь, будет
Copyright © 2014 Все СКАЗКИ | Design by prowebstudio.ru
Яндекс.Метрика
Добрые сказки для детей Русские народные сказки на ночь Народные сказки мира Сказки народов мира Народные сказки Русские сказки Игры, сказки Хорошие сказки Добрые сказки Сказки для детей